09:03 

например (с)

маАри
то, во что ты веришь, навсегда становится твою реальностью
стекла

У меня есть конкретное предложение
Заменить все стекла на витражи,
Чтобы видеть в окне не свое отражение,
А цветные картинки и миражи.
Пусть это кому-то покажется странным.
Новые стекла в старые рамы.

Звон. Бесцветные стекла вон.
Прозрачные стекла вон. Звон.

В этом деле есть одно осложнение -
Слишком много осколков и резаных ран,
Но зато фантастическое впечатление,
Будто в каждом окошке цветной экран.
Цена небольшая на руках и на рамах.
От старых осколков свежие раны.

Звон. Ненужные стекла вон,
Разбитые стекла вон. Звон.

Но я вижу тебя терзают сомнения,
Ты и в этой идиллии видишь обман.
Что ж, хоть кто-то из нас испытает прозрение,
Когда все миражи превратятся в туман.
И стекла рассыпятся поздно иль рано.
Останутся только рамы да раны.

Звон. Ненужные стекла вон,
Прозрачные стекла вон,
Красные, зеленые, синие, желтые стекла
Со всех сторон.
**************************************************************
противостояние
Причеши меня против шерсти,
Обыграй меня против правил,
Разбуди меня ровно в шесть и
Окуни меня в острый гравий.

Проведи меня против ветра,
Против воздуха и теченья,
Чтобы в радиусе пол метра
Мир утратил свое значенье.

Сделай мне укол против боли,
Чтобы я и душой и телом
Был свободен в своей неволе,
Ограниченный беспределом.

Противостояние,
Противодвижение,
Как бы расстояние
Минус продвижение.

Нарисуй меня против света,
Заколдуй меня против сглаза,
Не давай ни на что ответа,
Ни согласия, ни отказа.

Осчастливь меня против воли,
Обнадежь меня против правды,
Сделай мне укол против боли,
А потом налей мне отравы.

Противостояние,
Противодвижение,
Как бы расстояние
Минус продвижение.

Мы бросили жребий,
Мы сделали выбор,
Кто был в гордом небе
Орлом, тот и выпал,
Кто был тертой решкой,
Тот истерся и стаял,
И птицам не мешкая
Cети расставил.
Я пуповину свою обрываю,
Я думал, что сгинул,
Но вновь возникаю
Из пепла из пыли,
Из спермы из праны,
Кухонные были,
Кривые экраны.

Я видел в них рождение нового мифа.
Я видел рождение нового мифа.
Я вижу рождение нового мифа.

Крещеные суки
Мы терпим осаду,
Но черные суки
Обходят нас заду,
Стреляют нам в спину,
Поджигают нам перья,
Я может быть сгину
За зря но поверь я
Уже вынимаю
Боль сердца из клетки
И боль принимаю
Зажатую в слепки
Нетленного света
Зачатого словом
И дальше по снегу
Покоем сосновым.

Мы продолжаемся, мы приближаемся,
Мы погружаемся, вот глубина,
И вот мы продвигаемся, не отвлекаемся,
Мы откликаемся на имена Богов.

Проведи меня мимо смысла,
Пронеси меня мимо цели,
По плечам меня коромыслом,
Нет надежнее панацеи.

Сделай мне укол против боли.
Чтобы я позабыв беспечность,
Стал свободен в своей неволе,
Замурованный в бесконечность.

Вроде бы стояние,
Вроде бы движение,
Как бы расстояние
Минус продвижение.
*************************************************************
разбуди меня в десять
господи,
вырви из меня все эти ночи
все эти заметки в прессе
стаи
рекламы.

мама,
разбуди меня в десять
разбуди меня, когда мне опять
станет
десять.(с)
****************************************************************
у кого-то обязательно кто-то есть
у кого-то обязательно кто-то есть
у верблюда теплая шерсть
у гангстера кровавая месть
у перис пафос и спесь.

допинг у хорошего спортсмена
у донара — исколотая вена
у шампуня нивея белая пена
у питера клуб «арена»

у соуса из сои есть суши
у скотобойни говяжие туши
у джеймса, актера, - белуши.
у каждой из стен — уши

у джафара есть алладин

я один.(с)
***************************************************************

@темы: неплохо, например

URL
Комментарии
2012-12-01 в 09:13 

маАри
то, во что ты веришь, навсегда становится твою реальностью
В общем, как-то так: всё острее день ото дня
По утрам накрывает, едва успею одеться,
Осознание: в Спарте мальчика вроде меня
Без сомнения истребили бы в раннем детстве.
Только я живуча, хоть, может, и нежива,
Бестолковая, как испорченная игрушка.
Я улиточка - спотыкаясь, бреду, едва
Волоча своё тело тяжёлой пустой ракушкой.

Потому что дети к игрушкам предельно злы,
Больше любят кукол с отломанными ногами.

Только самых слабых сбрасывают со скалы.
Те, что посильнее, со временем спрыгнут

сами.
********************************************************************
Ничего не бойся - мой свет, мой мрак, моя пропасть бездонная в тишине. Я иду за тобою - да будет так, распрямляются травы, словно во сне. Я иду за тобою, сова кричит, пахнет горько полынь, холодит роса, я твой меч надежный и крепкий щит, ты поверь - случаются чудеса.

Ничего дороже на свете нет твоих ясных глаз, твоих теплых рук. Потому иногда отступает смерть, мой учитель первый и верный друг. Потому зарастает в боку дыра и из легких выходит тина с водой, потому-то я и встаю с утра там, где ты оставил меня с бедой. Потому-то я иду за тобой.

Ничего не бойся, светит луна, с Млечного Пути чудо-птица поет. Я иду за тобою, тропа темна, но кто верит - тому дорога вперед. Расступаются призраки. Как во сне, исчезают тени недобрых людей - ни один не заступит дорогу мне, потому что я любого страшней.

Ни полночный зверь, ни крепкий замок -
Не преграда тому, кто прошел сквозь тьму.
Я найду тебя через сто дорог.
Улыбнусь и накрепко обниму.
*******************************************************************
Вместо «привет» мы шепчем «прием, прием»,
Просится рифма «вдвоем», но какое уже вдвоем,
Но и теперь – вровень, врознь, вдалеке, вразнобой,
Я хочу говорить с тобой.
Даже пусть разговор неизбежно скатывается на
То, какая погода, мода, какая на что цена,
На сплетни, нагрузки не несущие смысловой,
Смейся, ругайся, вой,
Я пойму, о чем ты, а не пойму – черт с ним,
Сами додумаем то, что не объясним,
И неважно какой там язык и какой тариф,
Говори со мной, говори.
И пока ты твердишь мне про кризис чего-то там,
Голос твой как сигнальный огонь, боевой тамтам,
В этой мгле непроглядной единственный ориентир.
Говори, чтоб я мог дойти.
********************************************************************
Утро в росе на солнечной полосе, птицы над лесом с песнями гнезда вьют. Лису сказали, что приручают всех, избранных – приручают и предают.

Лис истомился, ждал – ну скажи, когда? Возле норы следы – это он следил, как на рассвете маленькая звезда встала на Млечный путь и сошла с пути. Лис приникал к земле, обыскал весь лес – каждый сырой овраг и замшелый пень. Мальчик сидел на старом сухом стволе. Лис, замирая, слушал, как мальчик пел.
«Вот он пришел ко мне и другого нет. Вот я лежу у ног, сторожу его. Я на земле прождал его столько лет, что рассказать уже не хватает слов. Мальчик мой слишком солнечен, чист и юн, что-то поет на сказочном языке. Избранных – приручают и предают. Кто из нас будет кем?».

Голос у мальчика звонок и взгляд лучист – маленький принц, лелеять и целовать. Мальчик смеется: «Не я тебя приручил, не мне тебя предавать».

(с) Кот Басё
*********************************************************************
Ши похожа на волка – измученный и голодный, он готов бежать, придумывать что угодно, чтоб остаться неприкаянным и свободным, чтоб не стать добычей в очередной игре. Ши привыкла кусаться больно, скрываться быстро. Осторожно, умирая от любопытства – «расскажи мне о ней» - срывается, словно выстрел… Я готовлю ужин. Ши заключает: «Бред».

Ши петляет в мыслях, путая браконьеров: «Есть нормальные вещи – счастье, семья, карьера, можно хоть до утра без конца приводить примеры, можно хоть до утра… Расскажи мне о ней…еще...» Я смотрю на нее, и она не выносит взгляда – это слишком искрится воздух, когда мы рядом… Ши краснеет: «Не расскажешь, ну и не надо…» Взгляд опасен, невозможен и запрещен.

Я смеюсь, наливаю чай, достаю конфеты. Ши берет календарь, констатирует: «Скоро лето», Ши, конечно, нынче думает не об этом, но, конечно, не признается никогда. За окном февраль в последнем морозе замер. Мы сдаем один и тот же простой экзамен. «Я пишу – и море дышит перед глазами…» Ши сердито огрызается: «Ерунда!»

А потом звонит Она, приглашает в гости, мы болтаем о поэзии, личном росте… Крепкий чай у Ши становится в горле костью, она держит меня молчанием, как капкан. Телефон наполнен гулом чужих истории – мой эфир доступен, вычищен и просторен. Ши меня убивает взглядом – и я не спорю. Ши уходит, бросив скомканное: «Пока».

Ши рыдала б сейчас взахлеб, но всплакнет едва ли – ей на небе права слабости не давали. Ши пинает остатки снега, дерзит в трамвае, открывает дверь ломающимся ключом… Ши сидит в холодной комнате, пьет и злится. Ши свободна – и не может освободиться. У нее простое правило – не влюбиться. А влюбившись, не рассказывать ни о чем.

Ши похожа на волка – слабого, между прочим. Волк блуждает по кругу в худшем из одиночеств. Волка можно спасти, и он этого очень хочет, но боится приручения, как огня. Ши приходит ко мне, как всегда, без пяти четыре, словно в клетке, нервно мечется по квартире: «Я люблю кого-то, по-твоему, в этом мире?..»

- Одинокого волка, милая.

И меня.
**************************************************************************
Бинтовала рубцы и крепко сжимала зубы,
все стремилась куда-то с рассвета и до отруба,
убегала тайными тропами, погребами,
а за мной ходила маленькая девочка Люба
с острыми окровавленными зубами.

И во мне горело прошлое, словно хворост,
застывало улыбкой скособоченной, беспокойной.
Я училась стрелять на меткость, потом на скорость,
я всадила в эту девочку две обоймы.

А она за мной ходила, не отставала,
от нее не спрятаться было под одеялом,
по ночам она из меня выгрызала куски,
поутру я вставала, и все начиналось сначала,
и глаза ее были внимательны и близки.

Я ее травила ядом для тараканов,
я давила ее колесами автомобиля.
но опять я слышала, как шагом она чеканным
приближается, как руки ее пробили
тонкое стекло, выходящее в темный сад.

...нет, говорила я.
Не надо меня спасать,
не поможет ничья протянутая рука мне...

А потом я устала и села на старом камне.
слушая: вот неотвратимо, как прокаженного бубенец
подходит все ближе девочка с косичками-червячками,
вот сейчас дойдет и дожрет меня наконец,
здравствуй, маленькая девочка моя Любовь.
И она подошла, и, дотронувшись еле до лба мне,
виновато поцеловала прощающимися губами,
и ушла такими легонькими шажками,
что совсем не оставалось следов.
********************************************************************
Слышишь, брат, я пишу тебе, за полшага до психбольницы.
Если я вены не вскрою - можешь думать о чуде.
Мне кажется, что меня окружают сплошь хорошие люди.
От этого хочется сбежать и напиться.

Так привыкаешь к мысли, что тебя никто не полюбит,
но они приходят, любезны, добры, незваны,
так подцепляешь обычную девку в клубе,
а она начинает лечить твои душевные раны.

Слышишь, брат? Хорошие люди меня окружают,
вчера прорвались на эту кухню и час сидели.
Они говорят: вот эти слова других обижают.
И я понимаю: твою же ж мать, ну и в самом деле.

Они объясняют мне, где лежат ловушки и сети,
они рекомендуют мне верить в любовь и бога.
Мне кажется, что я последний мудак на этой планете,
я даже не против - пусть бы оставили ненамного.

Просто оставили меня с петлей и на стуле,
забрали свои фонарики, в глаза не тыкали светом.
Слышишь, брат? Приезжай ко мне и пусти в меня пулю.
А не то хорошие люди сами сделают это.
********************************************************************

URL
   

маАри

главная