Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:03 

например (с)

маАри
то, во что ты веришь, навсегда становится твою реальностью
URL
Комментарии
2012-12-01 в 09:13 

маАри
то, во что ты веришь, навсегда становится твою реальностью
В общем, как-то так: всё острее день ото дня
По утрам накрывает, едва успею одеться,
Осознание: в Спарте мальчика вроде меня
Без сомнения истребили бы в раннем детстве.
Только я живуча, хоть, может, и нежива,
Бестолковая, как испорченная игрушка.
Я улиточка - спотыкаясь, бреду, едва
Волоча своё тело тяжёлой пустой ракушкой.

Потому что дети к игрушкам предельно злы,
Больше любят кукол с отломанными ногами.

Только самых слабых сбрасывают со скалы.
Те, что посильнее, со временем спрыгнут

сами.
********************************************************************
Ничего не бойся - мой свет, мой мрак, моя пропасть бездонная в тишине. Я иду за тобою - да будет так, распрямляются травы, словно во сне. Я иду за тобою, сова кричит, пахнет горько полынь, холодит роса, я твой меч надежный и крепкий щит, ты поверь - случаются чудеса.

Ничего дороже на свете нет твоих ясных глаз, твоих теплых рук. Потому иногда отступает смерть, мой учитель первый и верный друг. Потому зарастает в боку дыра и из легких выходит тина с водой, потому-то я и встаю с утра там, где ты оставил меня с бедой. Потому-то я иду за тобой.

Ничего не бойся, светит луна, с Млечного Пути чудо-птица поет. Я иду за тобою, тропа темна, но кто верит - тому дорога вперед. Расступаются призраки. Как во сне, исчезают тени недобрых людей - ни один не заступит дорогу мне, потому что я любого страшней.

Ни полночный зверь, ни крепкий замок -
Не преграда тому, кто прошел сквозь тьму.
Я найду тебя через сто дорог.
Улыбнусь и накрепко обниму.
*******************************************************************
Вместо «привет» мы шепчем «прием, прием»,
Просится рифма «вдвоем», но какое уже вдвоем,
Но и теперь – вровень, врознь, вдалеке, вразнобой,
Я хочу говорить с тобой.
Даже пусть разговор неизбежно скатывается на
То, какая погода, мода, какая на что цена,
На сплетни, нагрузки не несущие смысловой,
Смейся, ругайся, вой,
Я пойму, о чем ты, а не пойму – черт с ним,
Сами додумаем то, что не объясним,
И неважно какой там язык и какой тариф,
Говори со мной, говори.
И пока ты твердишь мне про кризис чего-то там,
Голос твой как сигнальный огонь, боевой тамтам,
В этой мгле непроглядной единственный ориентир.
Говори, чтоб я мог дойти.
********************************************************************
Утро в росе на солнечной полосе, птицы над лесом с песнями гнезда вьют. Лису сказали, что приручают всех, избранных – приручают и предают.

Лис истомился, ждал – ну скажи, когда? Возле норы следы – это он следил, как на рассвете маленькая звезда встала на Млечный путь и сошла с пути. Лис приникал к земле, обыскал весь лес – каждый сырой овраг и замшелый пень. Мальчик сидел на старом сухом стволе. Лис, замирая, слушал, как мальчик пел.
«Вот он пришел ко мне и другого нет. Вот я лежу у ног, сторожу его. Я на земле прождал его столько лет, что рассказать уже не хватает слов. Мальчик мой слишком солнечен, чист и юн, что-то поет на сказочном языке. Избранных – приручают и предают. Кто из нас будет кем?».

Голос у мальчика звонок и взгляд лучист – маленький принц, лелеять и целовать. Мальчик смеется: «Не я тебя приручил, не мне тебя предавать».

(с) Кот Басё
*********************************************************************
Ши похожа на волка – измученный и голодный, он готов бежать, придумывать что угодно, чтоб остаться неприкаянным и свободным, чтоб не стать добычей в очередной игре. Ши привыкла кусаться больно, скрываться быстро. Осторожно, умирая от любопытства – «расскажи мне о ней» - срывается, словно выстрел… Я готовлю ужин. Ши заключает: «Бред».

Ши петляет в мыслях, путая браконьеров: «Есть нормальные вещи – счастье, семья, карьера, можно хоть до утра без конца приводить примеры, можно хоть до утра… Расскажи мне о ней…еще...» Я смотрю на нее, и она не выносит взгляда – это слишком искрится воздух, когда мы рядом… Ши краснеет: «Не расскажешь, ну и не надо…» Взгляд опасен, невозможен и запрещен.

Я смеюсь, наливаю чай, достаю конфеты. Ши берет календарь, констатирует: «Скоро лето», Ши, конечно, нынче думает не об этом, но, конечно, не признается никогда. За окном февраль в последнем морозе замер. Мы сдаем один и тот же простой экзамен. «Я пишу – и море дышит перед глазами…» Ши сердито огрызается: «Ерунда!»

А потом звонит Она, приглашает в гости, мы болтаем о поэзии, личном росте… Крепкий чай у Ши становится в горле костью, она держит меня молчанием, как капкан. Телефон наполнен гулом чужих истории – мой эфир доступен, вычищен и просторен. Ши меня убивает взглядом – и я не спорю. Ши уходит, бросив скомканное: «Пока».

Ши рыдала б сейчас взахлеб, но всплакнет едва ли – ей на небе права слабости не давали. Ши пинает остатки снега, дерзит в трамвае, открывает дверь ломающимся ключом… Ши сидит в холодной комнате, пьет и злится. Ши свободна – и не может освободиться. У нее простое правило – не влюбиться. А влюбившись, не рассказывать ни о чем.

Ши похожа на волка – слабого, между прочим. Волк блуждает по кругу в худшем из одиночеств. Волка можно спасти, и он этого очень хочет, но боится приручения, как огня. Ши приходит ко мне, как всегда, без пяти четыре, словно в клетке, нервно мечется по квартире: «Я люблю кого-то, по-твоему, в этом мире?..»

- Одинокого волка, милая.

И меня.
**************************************************************************
Бинтовала рубцы и крепко сжимала зубы,
все стремилась куда-то с рассвета и до отруба,
убегала тайными тропами, погребами,
а за мной ходила маленькая девочка Люба
с острыми окровавленными зубами.

И во мне горело прошлое, словно хворост,
застывало улыбкой скособоченной, беспокойной.
Я училась стрелять на меткость, потом на скорость,
я всадила в эту девочку две обоймы.

А она за мной ходила, не отставала,
от нее не спрятаться было под одеялом,
по ночам она из меня выгрызала куски,
поутру я вставала, и все начиналось сначала,
и глаза ее были внимательны и близки.

Я ее травила ядом для тараканов,
я давила ее колесами автомобиля.
но опять я слышала, как шагом она чеканным
приближается, как руки ее пробили
тонкое стекло, выходящее в темный сад.

...нет, говорила я.
Не надо меня спасать,
не поможет ничья протянутая рука мне...

А потом я устала и села на старом камне.
слушая: вот неотвратимо, как прокаженного бубенец
подходит все ближе девочка с косичками-червячками,
вот сейчас дойдет и дожрет меня наконец,
здравствуй, маленькая девочка моя Любовь.
И она подошла, и, дотронувшись еле до лба мне,
виновато поцеловала прощающимися губами,
и ушла такими легонькими шажками,
что совсем не оставалось следов.
********************************************************************
Слышишь, брат, я пишу тебе, за полшага до психбольницы.
Если я вены не вскрою - можешь думать о чуде.
Мне кажется, что меня окружают сплошь хорошие люди.
От этого хочется сбежать и напиться.

Так привыкаешь к мысли, что тебя никто не полюбит,
но они приходят, любезны, добры, незваны,
так подцепляешь обычную девку в клубе,
а она начинает лечить твои душевные раны.

Слышишь, брат? Хорошие люди меня окружают,
вчера прорвались на эту кухню и час сидели.
Они говорят: вот эти слова других обижают.
И я понимаю: твою же ж мать, ну и в самом деле.

Они объясняют мне, где лежат ловушки и сети,
они рекомендуют мне верить в любовь и бога.
Мне кажется, что я последний мудак на этой планете,
я даже не против - пусть бы оставили ненамного.

Просто оставили меня с петлей и на стуле,
забрали свои фонарики, в глаза не тыкали светом.
Слышишь, брат? Приезжай ко мне и пусти в меня пулю.
А не то хорошие люди сами сделают это.
********************************************************************

URL
   

маАри

главная