маАри
то, во что ты веришь, навсегда становится твою реальностью
ЛОВЕЦ
Жанр: психоз, POV
Автор: маАри
Размер: мини
Пэйринг: нет
Рейтинг: PG
Дисклеймер: Авторские права, герои и весь мир ТГ принадлежат В.Панову.
Комментарии: говорят, что разговор, охраняемый черной пирамидкой, нельзя подслушать. Но это совсем не обязательно, чтобы узнать суть человека. Ведь то, что внутри, можно только почувствовать.




Старик привычным жестом нащупал в сумке пенал-россыпь цветных карандашей, каждый на своем месте. Теплые оттенки по левую руку, холодные- по правую. Все должно быть именно там, где надо. Так, как он любил.
Сегодня выдался необычный день, во всяком случае он ждал этого момента с утра, бесцельно прислушиваясь к окружающим. И только сейчас почувствовал тех, кто действительно стоил его внимания.
О, это были необычные личности. Редко когда ему удавалось запечатлеть настолько ярких персонажей.
Краем ладони он огладил чуть шероховатый бумажный лист, замерев у верхнего правого края.

Их было трое. Женщина и двое мужчин.
Старик сразу же выделил их из общей массы, да впрочем, и любой внимательный прохожий мог заметить, что эти трое не так просты, как хотели бы казаться.
Он не слышал о чем они говорили- только интонацию, тембр, слова же казались бессмысленным набором букв. И это вдвойне завораживало старика, уже и не надеявшегося найти что-то интересное.

Один из мужчин был явно на взводе. Его эмоции, уловленные чутким ухом старика, накатывали жгучей волной.
Вишневый.
Кардинал.
Тициановый.
Цвет его голоса- теплый.
Нет, не так- обжигающе. Но слишком просто.
Все краски- яркие, без смешения, чистые, каждая- сама по себе.
Киноварь.
Коралловый.
Красный.
Оттенок его речи. Когда старик слушал его, то воображал себе яркое солнце, шелест золотистого песка.
Он быстрыми штрихами набросал абрис этой грузной, как казалось фигуры. Руки, сцепленные в замок перед лицом, навалившись всей грудью на стол, он кому-то что-то пытался доказать.
Много любопытства, ярости, показной силы. Все явное, открытое.
Этот голос накрывал старика полосой алого света. Жарким летом, полуденным зноем, шумом прибоя, брызгами пламени с малиновыми жгучими искорками.

Второй мужчина пока молчал, зато заговорила женщина.
Оливковый.
Зеленый.
Фисташковый.
Другой голос. Другой тип.
Воображение старика тут же нарисовало яркую картинку, ассоциации.
Голос нежный, но прохладный, с еле скрываемым чувством превосходства.
Но вместе с тем, он похож на шелковую, нагретую солнцем, ленту.
Ориентируясь на источник звука, старик вывел на листе невысокую фигуру девушки, пара штрихов на пропорции тела. Аккуратные ножки, чуть в сторону, туфелька к туфельке. Изящные руки, в левой судорожно комкается тонкими пальцами салфетка. Или цветок. Или крутится за ножку бокал. С вином?
Вполне возможно.
Эти ассоциации старик вынес из тембра ее речи. Впрочем, проскальзывало в ее голосе нечто убаюкивающее, мягкое, как теплый летний вечер.
На бумаге медленно возникал овал лица, глаза, пряди легких волос.
Ассоциации…. Слишком много разных чувств и эмоций в ее голосе, как разноцветный ковер. Как яркая радуга.
Фисташковый.
Изумрудный.
Нефритовый.

В сложившийся узор их голосов вплелась интонация третьего- настолько мягко и опасно, что старик и не сразу распознал его слова, однако они сразу затмили речь остальных.
Как интересно. Очень густой фиолетовый цвет, оттенок сумерек, лиловых закатов. Воды в глубоком колодце, тяжелой грозовой тучи.
Шумящая волна бушующего моря.
Целая тьма эмоций, яркими мазками сверкающих в глубине.
Холод, даже стужа.
Крепкая ледяная корка внешнего спокойствия. И слишком быстрое глубинное течение.
Еще несколько штрихов, и еще.
Черный.
Антрацитовый.
Берлинская лазурь.
И вместе с нею же- белый, аквамариновый, индиго.
Когда он слушал эту мягкую речь, то воображал ровную белесую гладь тумана. Такую густую, опасную. Манящую.
Легкими штрихами контуры высокой фигуры. Все движения- четкие, скупые. Каждый штрих ложится на свое место.
Поза человека- вольная, свободная, нога на ногу. В одной руке- бокал. Вино? Вряд ли. С тем же успехом там может быть коньяк, вода и даже яд. Хотя, почему бы и нет.
Синий - цвет его эмоций. Они и так очень редко проскальзывают в его голосе, но еще реже старик успевал определить их оттенок. В этот раз синий.
Холодный - это тон его голоса. Отстраненный, гладкий, когда не за что зацепиться. Но не пустой, нет.

Разговор тем временем зашел в тупик. Старик слышал волны напряжения, алым пятном зависшие над ними. Чувствовал искристую зелень невысказанных эмоций и плохо сдерживаемую ярость женщины. И мало поддающийся распознанию лиловый всплеск разводов сквозь прочный лед внешнего спокойствия.
Женщина резко поднялась из-за стола и взбешенно отстукивая каблуками вышла из кафе. Мужчины, оставшись наедине, тоже не собирались надолго задерживаться.
Разговор явно не удался.
Старик был уверен, что угадал общую тональность их беседы. Он всегда угадывал.
Совсем не обязательно видеть, чтобы узнать суть человека. Ведь то, что внутри, можно только почувствовать.

На мгновение карандаш зависает над бумагой, но нет, ему больше нечего добавить.
Под пальцами нижний левый край. Граница.
Старик устало сложил карандаши в пенал- каждый на своей место и снял темные очки- в наступающих сумерках люди, спешившие после работы домой, не будут вглядываться в его лицо. И не надо.
Узкое, испещренное морщинами, оно, казалось, пережило многие столетия. А вот взгляд Старика, который, возможно, мог бы рассказать любопытствующим больше- увидеть им бы не удалось- поперек лица, от уха до уха, шла широкая, давно затянувшаяся полоса шрама. Через глаза.
Бывшие когда-то глазами.
Старик был давно слеп, отплатив последний долг родине на первой и последней своей войне.
Но эта потеря не сокрушила его- ведь потеряв одно, человек всегда приобретает что-то взамен.
Сегодня же выжался удачный день- редко когда можно подсмотреть за столь яркими личностями.
Старик сложил блокнот в сумку и улыбнулся вслед ушедшим. Он был доволен.


@темы: ТГ, фанф